• Реклама. ООО «Абсолютные решения», ИНН 7714570383
    erid: F7NfYUJCUneLrWggEcWU
    Узнать больше
  • 21 августа 2023
    Фото: ru.freepik.com

    Есть ли будущее у трудноизвлекаемых запасов нефти?

    Не первый год идут разговоры о том, что лёгкая нефть заканчивается и необходимы меры стимулирования добычи трудноизвлекаемой нефти. Однако нефтегазовые доходы бюджета падают, расходы растут, и введение новых налоговых льгот для ТрИЗ отложили минимум до 2027 года. Каковы перспективы разработки трудноизвлекаемых запасов в России, мы разбирались вместе с экспертами.

    Что такое ТрИЗ

    Единого определения, какие именно запасы относить к трудноизвлекаемым, не существует.  Если говорить коротко, то это всё, что в текущих условиях разрабатывать нерентабельно. Сложности могут создавать геологические условия и удалённость месторождений, поэтому традиционно ТрИЗ считают баженовскую, абалакскую, хадумскую и доманиковую свиты, сверхвязкую нефть вязкостью 10 000 мПа*с и более в пластовых условиях и коллекторы с проницаемостью менее 0,002 кв. мкм, разъясняет проректор Академии инжиниринга нефтяных и газовых месторождений Наталия Матющенко.

    «Сейчас 53% извлекаемых запасов нефти относятся к потенциально льготируемым. Они разделяются на группы: со сложными геологическими условиями — это 58% всех ТрИЗов, и удалённые запасы, расположенные в суровых климатических условиях. Но помимо этого, ТрИЗ бывают и техногенного характера, например нефть выработанных месторождений или обводнённые залежи», — рассказала г-жа Матющенко.

    Классифицировать ТрИЗ взялись Роснедра. Специальная рабочая группа должна разработать критерии для трудноизвлекаемых запасов и создать модели для оценки рентабельности их разработки.  В будущем документ сможет стать основой для налогового регулирования добычи нефти.

    Методы добычи ТрИЗ

    Для того чтобы добывать трудноизвлекаемые запасы, разработано более 400 способов, рассказывает преподаватель Академии инжиниринга нефтяных и газовых месторождений Павел Жук. С 2010-х годов на месторождениях активно применяют горизонтальные скважины. Также есть газовые методы повышения нефтеотдачи, когда в пласт закачивают углеводороды, азот, углекислый газ и другие газовые агенты. С той же целью используются химические методы: нефть помогают вытеснить кислоты, щёлочи, полимеры. Активно используется и тепловой метод с закачкой горячей воды.

    «Третичные методы увеличения нефтеотдачи увеличивают стоимость добычи нефти на 10-50 долларов за баррель.  Для химических МУН операционные издержки составляют 65-70 % от суммарных затрат. Главным критерием внедрения методов является себестоимость добычи и мировые цены на углеводороды», — разъясняет г-н Жук.

    Впрочем, и достаточно распространённый метод бурения горизонтальных скважин и использования гидроразрыва пласта, без которых сложно обойтись в добыче ТрИЗ, тоже существенно увеличивает себестоимость добычи, рассказывает профессор кафедры нефтегазовых технологий Пермского политеха Инна Пономарёва. 

    «Если брать усреднённые показатели, то строительство горизонтальной скважины примерно на 30–50 % дороже сооружения в таких же условиях скважины классической конструкции — наклонно-направленной. В течение всего периода разработки месторождения на его скважинах может быть проведено по нескольку операций гидроразрыва пласта —  также весьма дорогостоящего мероприятия. Таким образом, рентабельность извлечения ТрИЗ при прочих равных условиях ниже аналогичного показателя для так называемых традиционных запасов углеводородов», — говорит доктор технических наук Инна Пономарёва.

    Какие льготы нужны для успешной разработки трудноизвлекаемых запасов

    «Главное, чего не хватает нашему налоговому стимулированию, — целостность. Нужна не постоянная донастройка или даже перестройка критериальной основы для льготирования той или иной категории запасов, а единый подход, который позволил бы исключить точечные льготы и работал бы на всех отечественных недропользователей», — считает эксперт Российского газового общества Антон Соколов.

    В первую очередь было бы неплохо дать налоговые льготы мелким и очень мелким месторождениям нефти, считает г-н Соколов. Их в России открывают ежегодно, для них существуют льготы, но всё-таки недропользователи неохотно берутся за их разработку. Также перспективными в плане выдачи льгот выглядят низкопроницаемые залежи и доюрская нефть, но на особых условиях, продолжает Антон Соколов.

    «Второй кандидат — низкопроницаемые залежи, но в отрыве от количественного критерия, задаваемого Налоговым кодексом, то есть 2 мД, обоснованность которого остаётся предметом споров. Кроме того, стоит учитывать и мощность пласта, поскольку разработка залежи проницаемостью 4–5 мД и мощностью менее метра едва ли будет проще, чем разработка залежи, проницаемость которой, допустим, 1–2 мД, но мощность при этом составляет, например, 9–10 метров. Возможно, стоит вообще менять подход, учитывая при льготировании гидродинамическую характеристику, которая учитывала бы произведение проницаемости на мощность пласта.

    Кандидат номер три — это нефти доюрского комплекса, приуроченные к породам фундамента, разработка которых связана с массой вызовов, порождаемых не только низкой проницаемостью нетрадиционных для привычных ловушек пород, но и сложностями поисков залежей такой нефти. Сложность поисковых работ определяет и слабую изученность доюрского комплекса в целом, что также замедляет его вовлечение в активную разработку»,  — высказал мнение г-н Соколов.

    Необходимость индивидуального подхода к налоговому стимулированию разработки ТрИЗ отмечает и Наталия Матющенко. Главный налог, изменением в котором государство может поддержать недропользователей, — это НДПИ. И его ставка не может быть единой для всех.

    «Не всё зависит от предоставленных льгот. Например, на добычу с баженовской свиты существуют максимальные льготы: НДПИ равен нулю. Но этого не всегда достаточно для эффективной разработки. При высокой стоимости технологий и цене на нефть в пределах 50–80 долларов добыча коммерчески не привлекательна. 

    Другая ситуация по тюменской свите, на добычу которой действует скидка 20% на НДПИ. Как показала практика, этого достаточно для эффективной разработки. В связи с этим назвать нефть тюменской свиты трудноизвлекаемой уже сложно.

    Для каждых конкретных условий разработки месторождений ТрИЗ необходим индивидуальный подход и обоснованные льготы для повышения рентабельности добычи», — резюмирует Наталия Матющенко.

    Помимо налоговых льгот, важно поддерживать рублём и развитие технологий, подчёркивают все опрошенные нами эксперты. Важно, чтобы к решению практических задач подключалась фундаментальная наука. Сделать это можно в форме грантов для учёных или заказа от государства и нефтяников на решение конкретной производственной задачи, считает Инна Пономарёва.

    «Идеальным условием эффективного извлечения ТрИЗ является взаимодействие науки, производства и государства: грантовые конкурсы для соответствующей области исследований, развитие прикладных научных исследований с целью создания новых технологий добычи ТрИЗ, апробация технологий на специальных технологических полигонах с детальным анализом полученных результатов», — говорит Инна Пономарёва.

    Технологические полигоны — простой путь к добыче ТрИЗ?

    В 2021 году для апробации новых технологий трудноизвлекаемой нефти в России начала работать система технологических полигонов. Роснедра выдали специальные лицензии, чтобы платёж за пользование недрами был минимальным, а недропользователи имели возможность вкладывать средства в апробацию технологий.

    Всего было выдано 10 таких лицензий, по двум проектам компании ранее представили свои планы Роснедрам. Они планируют использовать горизонтальные скважины с усовершенствованным заканчиванием, а для интенсификации добычи применять гидроразрыв пласта, где число стадий доходит до 60.

    Безусловно, это большой шаг к освоению «трудных запасов», но массово тиражировать успешную практику одного месторождения на сотню других вряд ли получится, считает Инна Пономарёва.

    «Наличие технологических полигонов следует считать основой создания и развития инновационных технологических решений по эффективному извлечению ТрИЗ. Безусловно, наличие полигонов позволило бы большему количеству разработанных новых технологий «дойти до скважины». Что касается тиражирования технологий, то это практика важнейшая, однако с ней следует быть предельно аккуратным. Технология извлечения ТрИЗ — это как лекарство, её нужно подбирать индивидуально, учитывать множество факторов. В связи с этим особую актуальность приобретает непрерывное научно-техническое сопровождение разработки месторождений с ТрИЗ», — отмечает специалист ПНИПУ.  

    Успешные практики, полученные на полигонах, в любом случае потребуют доработки, считает преподаватель Академии ИНГМ Павел Жук. Кроме того, разработка технологии — это процесс не быстрый, и больших успехов в разработке ТрИЗ даже с учётом полигонов не стоит ждать в ближайшие лет 10 — таков мировой опыт.

    «Среднее время разработки технологий в нефтегазовой отрасли занимает около десяти лет с нуля до серийного производства. По уже имеющимся наработкам процесс адаптации и проверки эффективности на месторождениях требует времени. Простое «тиражирование», как показала мировая практика, часто приводит к отрицательным результатам и снижению эффективности метода», — подчёркивает Павел Жук.

    Как повлияли санкции на технологии добычи трудноизвлекаемых запасов в России

    Высокотехнологичные решения до санкций традиционно предоставляли крупные нефтесервисные компании: Schlumberger, Halliburton, Baker Hughes, RFD, Roxar. В 2022 году их уход оказался ощутимым для шельфовых проектов, Арктики и трудноизвлекаемых запасов. Нельзя сказать, что в России совсем нет собственных технологий и оборудования для извлечения «трудной» нефти, но практически все они нуждаются в доработке, рассказывает Павел Жук.

    «У отечественных компаний есть технологии добычи трудной нефти и газа, но их применение в текущих налоговых условиях часто нерентабельно. Существующие в России технологии не позволяют совершить «революцию» в добыче углеводородов из трудноизвлекаемых запасов. С учётом сложившейся ситуации технологического отставания тяжёлой и химической промышленности необходимы правительственные программы для стимулирования смежных отраслей для повышения рентабельности нефтегазового комплекса России. Эти программы должны быть разработаны в перспективе на 20 лет», — говорит Павел Жук.

    Ситуация, сложившаяся в стране, сама подталкивает к тому, чтобы разработать собственные технологии, и работа в этом направлении идёт, отмечает Инна Пономарёва.

    «Анализируя публикационную активность коллег, можно отметить факт разработки отечественного оригинального программного обеспечения с авторскими методиками и алгоритмами, в том числе основанными на применении современных технологий искусственного интеллекта, создание современного технологического оборудования для проводки скважин сложной конструкции, что, безусловно, радует.

    Может, я покажусь излишне оптимистичной, но санкции вполне могут стать локомотивом технологического лидерства России, всё в наших руках. Главная задача — обеспечить максимальный уровень взаимодействия науки и производства», — считает профессор ПНИПУ. 

    Добыча
    Рекомендуем
    Подпишитесь на дайджест «Нефтегазовая промышленность»
    Ежемесячная рассылка для специалистов отрасли
    Популярное на сайте
    Новости
    Новости и горячие темы в нашем телеграм-канале. Присоединяйтесь!