• Реклама. ООО «Абсолютные решения», ИНН 7714570383
    erid: F7NfYUJCUneLrWggEcWU
    Узнать больше
  • ТРИЗ или шельф — за чем будущее российской нефтедобычи?
    4 сентября 2023
    Фото: gazprom.ru

    ТРИЗ или шельф — за чем будущее российской нефтедобычи?

    Если 10 лет назад утверждение, что будущее российской нефтедобычи — на арктическом шельфе, не встречало серьёзных возражений, то теперь обстоятельства драматически изменились. Вмешались санкции: сначала в 2014, затем в 2022 году. Учитывая, что собственных технологий в России нет, шельфовым проектам грозит «заморозка» на неопределённый срок. Однако задачи воспроизводства сырьевой базы никто не отменял.

    И здесь встаёт вопрос, на чём стоит сосредоточить ресурсы. Выделять средства на геологоразведку и освоение шельфовых месторождений или сосредоточиться на технологиях извлечения «трудной» нефти?

    Восполняем нефтяные запасы: основные варианты

    Россия привыкла к своему статусу ведущей сырьевой державы, а запасы нефти
    и газа порой кажутся неисчерпаемыми. На самом деле это, не так. По оценкам Минприроды, запасы нефти в РФ с 2010 по 2021 год сократились на треть и составили на момент отчёта чуть больше 19 млрд тонн.

    Впрочем, здесь ещё один нюанс: не во всех случаях добывать «чёрное золото» экономически рентабельно. Так, специалисты АО «ВНИГРИ-Геологоразведка» в своей статье «Арктический нефтегазоносный шельф России на этапе смены мирового энергетического базиса» в журнале «Энергетическая политика» оценили размер разведанных рентабельных запасов нефти в 10 млрд тонн.

    Очевидно, что необходимы серьёзные инвестиции в геологоразведку. Но перед тем как переходить к конкретным действиям, стоит определиться с приоритетами: искать новые месторождения на арктическом шельфе или сосредоточиться на изучении территорий Восточной Сибири.

    Есть и ещё один вариант — развитие технологий повышения нефтеотдачи в традиционных регионах добычи. Попробуем оценить достоинства и недостатки каждого из них.

    Есть ли будущее у проектов на шельфе после введения санкций?

    Генеральный директор АО «Росгеология» Сергей Горьков, отвечая на вопрос корреспондента dprom.online, выразил точку зрения, что сворачивать шельфовые проекты не стоит, несмотря на все сложности. Ключевой довод — только здесь сохраняется высокая возможность серьёзных открытий.

    «Найти крупные месторождения, скорее всего, можно только на шельфе, и наши работы в прошлом году показали, что перспектива есть. Мы обнаружили 9-километровый, достаточно большой осадочный чехол — таких всего 4 в мире», — сказал Сергей Горьков.

    На данный момент в Арктике геологи выявили 23 месторождения, большая часть которых относится к уникальным и крупным. Но добыча ведётся лишь на Приразломном и Юрхаровском месторождениях. В остальных случаях ещё требуется доразведка. Нужно учитывать и тот факт, что из 50 млрд тонн жидких углеводородов доля нефти составляет немногим более 10%. Остальное — это природный газ, отмечают специалисты «ВНИГРИ-Геологоразведка».

    А что же санкции? Исторически сложилось, что в России не было компетенций по шельфовой добыче, а значит, и зависимость от импортного оборудования и технологий была здесь сильнее всего. Сергей Горьков признаёт наличие проблемы, но призывает не преувеличивать её масштабы.
    «Шельфовое оборудование действительно иностранное.

    Но ни в этом, ни в следующем году мы не видим проблем, что мы сможем в принципе реализовать проекты на шельфе. В целом зависимость есть, но ситуация не такова, что «они выключили, и мы ничего не можем сделать». Плюс мы и Минпромторг заранее начали проекты по импортозамещению этого оборудования, поэтому на горизонте 3 лет мы понимаем, что оно будет замещено», — оптимистично заключает глава «Росгеологии».

    Оцениваем потенциал ТРИЗ
    Что касается запасов ТРИЗ, то здесь потенциально мы можем говорить о достаточно больших объёмах.

    В своём выступлении на TNF 2022 руководитель технологического офиса МУН ООО «Газпромнефть-Технологические партнёрства» Андрей Громан оценил остаточные трудноизвлекаемые запасы в 29,9 млрд тонн.

    Свои подсчёты провели и специалисты «ВНИГРИ-Геологоразведка». Так, за счёт выявления мелких низкодебитных залежей в старых нефтедобывающих районах можно прирастить запасы примерно
    на 12 млрд тонн нефти и 40 трлн кубометров газа. В свою очередь, вовлечение в разработку невостребованных запасов даст ещё 6,6 млрд тонн нефти и 28,3 трлн кубометров газа. Развитие методов повышения нефтеотдачи — это ещё от 12 до 15 млрд тонн нефти, а разведка в новых малообустроенных районах — 28 млрд тонн нефти и 53 трлн кубометров газа. Наконец, разработка сланцевых месторождений на Баженовской свите — ещё до 10 млрд тонн нефти и 8 трлн кубометров газа.

    Для сравнения: по этим подсчётам освоение шельфа даст до 9 млрд тонн нефти и 95 млрд кубометров газа. Из этих цифр на первый взгляд вытекает приоритет континентальных запасов. Однако здесь не всё так просто.

    Так, вовлечение в оборот малодебитных и невостребованных месторождений связано со множеством сложностей, главная из которых — низкая рентабельность при существующем уровне технологий.

    То же самое касается применения методов нефтеотдачи. Здесь мы сталкиваемся
    с той же проблемой, что и при реализации шельфовых проектов — зависимостью
    от импортных технологий.

    Важно и то, что все эти варианты, включая освоение Баженовской свиты, по большому счёту становятся рентабельными только при наличии налоговых льгот.

    С учётом сложной экономической ситуации в стране убедить финансовый блок правительства пойти на эти меры будет достаточно сложно. Если же говорить об освоении новых территорий, то это в первую очередь Восточная Сибирь. Здесь тоже есть свои сложности.

    «Мы должны понимать, что здесь можно найти только средние и крупные, но не крупнейшие месторождения. При этом в основном структура залежей специфична, поэтому геологоразведка и добыча представляются непростой задачей», — отмечает Сергей Горьков.

    ТРИЗ или шельф — за чем будущее российской нефтедобычи?
    Фото: gazprom.ru

    Каким же будет выбор?

    И всё же какой выбор сделать? Или, может быть, стоит развивать эти направления параллельно?

    «Если говорить о ТРИЗ на существующих месторождениях, это тоже вопрос технологий, пока у нас они носят пилотный характер. Поэтому вопрос в том, какие технологии у нас будут развиваться быстрее.

    Мне кажется, надо выбирать стратегию параллельного развития, заниматься обоими направлениями. Особенно, конечно, надо смотреть шельф, который находится недалеко от берега и вполне может быть доступен для добычи», — считает Сергей Горьков.

    В обычных условиях эта стратегия была наиболее оправданной, но в условиях кризиса распылять и без того ограниченные ресурсы представляется спорным решением. И здесь, судя по всему, чаша весов всё же склоняется в пользу континентальных запасов, несмотря на все вышеописанные сложности.

    Надо понимать, что при реализации шельфовых проектов, помимо собственно технологий добычи, нужно будет решить вопрос транспортировки углеводородов. А это означает либо развитие танкерного флота из судов ледового класса, либо строительство локальных трубопроводов. Оба варианта достаточно затратные. Ключевым остаётся вопрос рентабельности проектов.

    По мнению специалистов «ВНИГРИ-геологоразведка», здесь многое будет зависеть от экспортных перспектив и цен на мировом рынке. С учётом цен на внутреннем рынке собственное потребление не сможет обеспечить экономическую эффективность проектов. Это становится актуальным в свете эмбарго, которое ввели ряд стран в отношении российских углеводородов.

    Все эти аргументы привели к тому, что российские власти фактически сделали свой выбор в пользу континентальных проектов. Как писали «Ведомости» в апреле 2021 года, в Министерстве энергетики признали невозможность активной добычи нефти на шельфе в горизонте до 2035 года. Главные причины: отсутствие необходимых технологий и высокий порог рентабельности — $80–90 за баррель.

    По оценкам специалистов Минэнерго, обеспечить стабильную добычу нефти в стране до 2035 года можно и без реализации шельфовых проектов. Таким образом, арктический шельф в ближайшие 15 лет будет выполнять роль экспериментального полигона по разработке новых технологий нефтедобычи. А задачи по восполнению сырьевой базы будут решать преимущественно за счёт континентальных запасов.


    Текст: Андрей Халбашкеев

    Этот материал опубликован в журнале
    Нефтегазовая промышленность №3 2023.
    Смотреть другие статьи номера
    Добыча
    Рекомендуем
    Подпишитесь на дайджест «Нефтегазовая промышленность»
    Ежемесячная рассылка для специалистов отрасли
    Популярное на сайте
    Новости
    Новости и горячие темы в нашем телеграм-канале. Присоединяйтесь!