10 июня 2024

ОПИ по новому стандарту: на «СибБурМаш» завершились испытания автоматического устройства контроля притока

В рамках завершившейся в Тюмени Технологической недели состоялись опытно-промышленные испытания отечественного автоматического устройства контроля притока (АУКП) производства ГК «СибБурМаш». Впрочем, это были не обычные тесты. Задачей было не просто доказать работоспособность конкретной модели, а подтвердить соответствие устройства национальному стандарту ИНТИ. О том, как проходили испытания и какие выгоды рассчитывают извлечь все стороны — читайте в нашем репортаже.

Для чего нужен АУКП?

Работы над автоматическим (автономными) устройством контроля притока (АУКП) в «СибБурМаше» начались около трёх лет назад.

 «Мы не копировали, а создавали аналог со своими гидравлическими характеристиками. Данное оборудование решает вопрос ограничения потока нежелательного флюида, попадания его в ствол скважины. Как это работает: при изготовлении фильтра дополнительно выполняются камеры, в которых устанавливаются устройства контроля притока. Жидкость течёт из пласта, попадает на фильтр-элемент, протекает через специальные отверстия в фильтре, попадает в камеру с установленным устройством контроля притока. Само, устройство контроля притока работает по принципу уравнения Бернулли. Таких устройств в базовой трубе может быть до 4-х. Но зачастую в Западной Сибири мы обходились одним устройством на 11 метров и дополнительно помещали сюда обратный клапан. Это импортозамещённый продукт, аналог ICD и AICD. В России есть и другие альтернативы, но у каждого производителя свои гидравлические характеристики», — объясняет главный геолог департамента скважинного сервиса ГК «СибБурМаш» Екатерина Иванова.

По словам заместителя начальника конструкторского отдела ГК «СибБурМаш» Романа Хлопотова, АУКП ограничивает газ сильнее, чем обычный штуцер такого же диаметра. Причём для разных вязкостей флюидов коэффициент ограничения разный.

И всё же не стоит считать АУКП панацеей от всех проблем на скважинах — использовать его или нет, нужно решать индивидуально для каждого конкретного месторождения.

«Эта технология разработана для высокопроницаемых, «супер» коллекторов, с большой разницей по проницаемости вдоль горизонтального ствола.  Нужно обязательно сначала построить компьютерную модель и уже потом принимать решение о её необходимости применения АУКП», — отмечает Екатерина Иванова.

Как проходили испытания?

Всего испытания заняли 4 дня. Всё это время на площадке «СибБурМаш» работали независимые эксперты из Института нефтегазовых технологических инициатив (ИНТИ).

«На первом этапе мы провели анализ стенда, затем были проведены тестирования механическими нагрузками для того, чтобы оценить качество крепления АУКП в составе компоновки заканчивания. Далее были сняты показания для однофазных расходов, которые являются базовыми, потом мы перешли на испытания для двухфазных потоков, которые будут показывать как раз работу устройства контроля притоков при изменении состава флюида», — перечисляет директор по разведке и добыче нефти и газа ИНТИ Андрей Яковлев.

Открытой для посещения сделали самую интересную часть: проверку работы устройства при прорыве нецелевого флюида.

«В своём стандарте мы прописали процедуру, когда мы условно имеем стопроцентную нефть, потом у нас идёт прорыв газа, возврат к увеличению доли нефти, далее прорыв воды и далее возврат к притоку нефти. И важно, чтобы АУКП при таких динамических изменениях меняло свои характеристики, а не заклинивалось в каком-то одном из положений», — объясняет Андрей Яковлев.

Сам испытательный комплекс представляет собой камеру, имитирующую фильтр в скважинной среде, куда устанавливаются испытуемый образец и набор стендов, направленных на создание условий, приближенных к скважинным.

«Есть водяной, нефтяной, газовый стенды с системой поддержания температуры. То есть мы можем подавать разные среды в разных комбинациях. Далее датчики и расходомеры измеряют параметры на входе и выходе, всё это мы видим на компьютере», — рассказывает Роман Хлопотов.

Измеряют давление и перепад (разницу между давлениями), а также параметры испытательной среды: температуру и плотность (вязкость).

«Устройства контроля притока без подобного стендового оборудования в принципе невозможно производить, оно нужно, чтобы снимать гидравлические характеристики для доказательства работоспособности прибора. Есть скептицизм у заказчика, что такая маленькая «железочка» не может справляться с такими задачами. Подобные испытания как раз должны это доказать. Три года назад стенд занимал площадь в 2 квадратных метра, сейчас уже — 20 квадратных метров. Добавилась мультифаза, то есть мы можем тестировать и нефть, и газ одновременно в потоке, можем создавать прорыв воды. Стенд выдерживает давление до 100 атмосфер, а температура нагрева, в которой можем работать, — 70℃, что достаточно для тех коллекторов, где используется устройство контроля притока», — перечисляет Екатерина Иванова.

Представителей добывающих компаний заинтересовала возможность индивидуальной настройки оборудования под условия конкретного месторождения.

Однако, как пояснили представители «СибБурМаша», стандарт на то и стандарт, что предусматривает какие-то унифицированные характеристики. Конечно, параметры можно менять, опираясь на какие-то действующие формулы и коэффициенты. Однако здесь есть одно «но».

«Модели под разные типоразмеры сделать можно, просто сейчас на рынке этого никто не просит. И для этого нужно проводить ОПР с самого начала. Мы не проектный институт, в который вкладывает деньги государство, это средства компании. Будет спрос, будут и разработки. Потому-что производить «железо» и никуда его не спускать, нет заинтересованности, — отметила Екатерина Иванова.

Стандарт ИНТИ: в чём выгода для производителя? 

Почему же производитель, в данном случае «СибБурМаш», готов вкладываться в проведение испытаний на получение сертификата ИНТИ? В чём выгода?

«Ни для кого не секрет, что у каждого ВИНКа много своих требований. Даже бывает так, что дочерние общества одной крупной добывающей компании заставляют производителей тестировать одно и то же оборудование по несколько раз. А любые испытания — это удовольствие недешёвое, к этому надо готовиться. С ИНТИ можно будет протестировать оборудование единожды. То есть это снижение расходов и конечной стоимости продукции для добывающего предприятия.

Ещё одна задача ИНТИ — содействие экспорту российских решений. Условно, компания ADNOC привыкла к стандартам API (American Petroleum Institute), но сейчас Американский институт нефти не взаимодействует с российской стороной. Мы становимся альтернативой. После того как стандарт ИНТИ согласован с ADNOC, тот же «СибБурМаш» может выйти на сертификацию и участвовать в закупочных процедурах. Сейчас наиболее тесное взаимодействие с точки зрения Ближнего Востока идёт с компанией ADNOC, также мы задействованы с предприятиями из стран СНГ: «Узбекнефтегаз», «Казмунайгаз», были встречи с алжирской компанией Sonatrach», — объясняет Андрей Яковлев.

Испытания АУКП — не единственный пример того, что новые национальные стандарты востребованы в отрасли. Ранее «СибБурМаш» уже проводил совместные с ИНТИ испытания на полную газогерметичность, для которых тоже был оборудован специальный стенд.

«До этого проекты были в основном с иностранным оборудованием, коллеги предоставляли импортные сертификаты, и им с большим кредитом доверия позволяли проводить работы. Мы как российская компания этот путь проходили через тестирования, боль и муки. Всё это вынудило нас сделать этот стенд. Сейчас строим ещё один, под большие типоразмеры, с прицелом на большие колонны, шельфовые проекты. Работу планируем завершить к концу года», — рассказывает заместитель генерального директора по развитию бизнеса ГК «СибБурМаш» Дмитрий Миндеров.

Подобные тесты имеют значение и для ИНТИ. Бывает, что по их результатам вносятся изменения в действующие стандарты.

«Там, где нет ни ГОСТов, ни стандартов API, мы разрабатываем их с нуля. Так и получается, что стандарт имеет несколько редакций. На испытаниях мы понимаем, где стандарты недоработаны, как их можно улучшить. Отмечаем для себя, заново запускаем согласование и получаем уже более актуальную рабочую версию», — рассказывает директор по разведке и добыче нефти и газа ИНТИ.

Может возникнуть вопрос: не получится ли так, что стандарт будет разработан под конкретного производителя? Не будет ли это нарушением правил честной конкуренции? Андрей Яковлев поспешил доказать, что это не так.

«Разработка стандарта осуществляется либо собственными силами, если у нас есть необходимые компетенции, либо мы привлекаем научные институты или другие компании. Далее его выносят на голосование, в котором принимают участие три группы пользователей. Это производители оборудования, сервисные компании и добывающие предприятия. Таким образом, мы приходим к тому, что стандарт становится не уникальным, сделанным под какого-то производителя, а действительно отраслевым. Для разработки стандарта на АУКП мы привлекли экспертов «СибБурМаш», «Альфа Горизонт» и одну из российских лабораторий. Также он был согласован ещё с четырьмя производителями, шестнадцатью российскими добывающими компаниями и плюс с ADNOC и «Узбекнефтехим», — объясняет г-н Яковлев.

Таким образом, ОПИ в рамках новых стандартов ИНТИ важны для всех участников отрасли. Осталось добавить, что испытания АУКП на базе «СибБурМаша» завершились успешно.

Добыча
Рекомендуем
Подпишитесь на дайджест «Нефтегазовая промышленность»
Ежемесячная рассылка для специалистов отрасли
Популярное на сайте
Новости
Новости и горячие темы в нашем телеграм-канале. Присоединяйтесь!