11 июля 2023
Фото: ru.freepik.com

Газовый хаб в Турции — новый путь российского газа в Европу?

Идея создания газового хаба в Турции, через который российский газ мог бы экспортироваться в Европу, впервые прозвучала в октябре 2022 года. Организовать узел для сбора и дальнейшей транспортировки углеводородов предложил президент России Владимир Путин как альтернативу «Северным потокам». В Турции предложение поддержали и объявили, что готовы начать поставки в рамках хаба уже в 2024 году. Однако сам проект так и не был представлен. Вместе с экспертами мы попытались разобраться, зачем Турции и России нужен газовый хаб.

Что известно о газовом хабе?

В октябре 2022 года Владимир Путин предложил Турции создать газовый хаб, и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган идею поддержал.

Изначально предполагалось, что газовый хаб в Турции станет заменой взорванным «Северным потокам». Позже идея несколько изменилась, и власти обеих стран стали говорить о поставках только в Южную Европу. По мнению руководителей обоих государств, газовый хаб также должен помочь регулировать цены на газ. Он мог бы стать альтернативной площадкой для ценообразования.

Для успешного функционирования хаба Россия готова нарастить экспорт газа, и для этого даже может построить дополнительные ветки трубопроводов по дну Чёрного моря. Турция же намерена использовать действующие мощности по транспортировке газа во Фракии.

Главы двух государств дали задание проработать идею создания газового хаба. Специалисты, изучив ситуацию, пришли к выводу, что в Турцию также необходимо организовать поставки из Алжира, Азербайджана и Катара. Ежегодно Турция планирует закупать 100 млрд м3 газа и 40 млрд м3 из них отправлять на экспорт.

С российской стороны над созданием хаба в том числе работает «Газпром». Известно, что он представил проект Турции, однако подробностей прессе в компании не рассказали.

Чтобы транспортировать газ в Турцию, у России имеются два газопровода: «Турецкий поток» и «Голубой поток». Мощность первого составляет 31,1 млрд м3, второго — 16 млрд м3. Непосредственно в будущий хаб газ поставляет только один из них: конечная точка «Турецкого потока» как раз находится во Фракии.

Помимо российских газопроводов, сырьё в Турцию поставляют по трубопроводу «Тенгиз — Анкара» (мощность 10 млрд м3) и Азербайджан по «Южному газовому коридору» (мощность 25 млрд м3).

Что касается экспорта, то из Турции есть «Балканский поток» мощностью 15,8 млрд м3, а также Трансадриатический трубопровод мощностью 11 млрд м3.  Первая магистраль идёт через Болгарию и Сербию в Венгрию, вторая — через Грецию и Албанию в Италию.

Турция обещает начать торги через газовый хаб до конца 2023 года.

Кто будет покупать газ у Турции?

Учитывая уже построенную инфраструктуру, основными потребителями станут Балканские страны и страны Южной Европы, уверены опрошенные нами эксперты. Изначальная идея альтернативы «Северным потокам» если и будет реализована, то не в прежних объёмах, считает эксперт экономического факультета Российского университета дружбы народов Андрей Баглей. 

«Если говорить о прокачке газа через Турцию, то наиболее перспективными направлениями поставок будут Балканские страны и страны Южной Европы. Также есть вероятность, что данным газом заинтересуются Венгрия, Румыния и Германия, однако объёмы будут существенно меньше», — говорит г-н Баглей.  

Впрочем, объёмы потребления газа на Балканах не сравнятся с объёмами северных стран. А те держат курс на отказ от российского газа, разъясняет преподаватель Академии инжиниринга нефтяных и газовых месторождений (г. Сочи) Павел Жук.

«Экономически развитые страны – Германия, Франция, Нидерланды, Швеция – географически выбирают северную газотранспортную магистраль. Но объём спроса с этой стороны резко сократился из-за санкций, подрыва трубопроводов, внедрения «зеленой энергетики» и других геополитических проблем. К началу функционирования новой газотранспортной инфраструктуры страны ЕС, возможно, полностью переориентируются на американских, норвежских и иных «политически благонадежных» поставщиков, а также расширят применение «зеленой» энергетики. В этом случае под благовидным предлогом они могут распространить санкции на весь «турецкий» газ, не учитывая «усреднённость» его национального происхождения», – разъяснил Павел Жук.

То, что Россия благодаря газовому хабу сможет поставлять в Европу те же объёмы газа, что 2013-2015 годах, маловероятно, считает эксперт Российского газового общества Антон Соколов.

«О возвращении объёмов экспорта к цифрам 5-7-летней давности можно не думать. Задача по сокращению зависимости ЕС конкретно от российского газа была поставлена не в 2022 и не в 2023, а практически 10 лет назад. События последних полутора лет форсировали отказ от российского газа в части европейских стран, но не стали причиной этого отказа. Региональный европейский рынок мы, скорее всего, потеряли, но хаб, безусловно, даст возможность расширить наше присутствие на рынках Южной и Центральной Европы, – говорит Антон Соколов.

Кто будет продавать газ Турции?

Сейчас, помимо России, газ в Турцию поставляют Азербайджан и Иран. Однако в Азербайджане возможности для увеличения добычи и отправки газа на экспорт уже исчерпаны, а Россия находится под постоянной угрозой введения новых санкций. Кроме того, недавно Евросоюз оставил за собой право на вторичные санкции, так что потенциально сотрудничество с Россией может обернуться экономическими ограничениями от европейских партнёров.

«Поставщиками газа в Турцию являются Россия, Азербайджан и Иран. Увеличение поставок природного газа из Азербайджана осложнено недостаточным наращиванием добычи даже для внутренних нужд. Перспективным для увеличения роли трубопровода может быть присоединение к нему других стран прикаспийского региона, например, Туркменистана. Для этого необходимо увеличение пропускной способности Трансанатолийского газопровода (TANAP), составной части Южного газового коридора (ЮГК)», — говорит проректор Академии инжиниринга Наталия Матющенко.

Однако их участие в турецком хабе — вопрос открытый. Не исключено, что в новых условиях добывающие газ страны захотят экспортировать сырьё в Европу без посредников.

«Ситуацию может осложнить возможное желание участников консорциума поставщиков газа на турецкий хаб вести самостоятельный бизнес напрямую с Европой, пользуясь имеющейся и строящейся инфраструктурой. Например, по газопроводам «Магриб — Европа», Baltic Pipe, Трансадриатическому, Midcat, Трансанатолийскому, Medgaz, Транссахарскому, «Баку — Тбилиси — Эрзурум», «Барселона — Ливорно» и другим. Причинами для такого решения может стать не только желание получить большую прибыль, но и международное санкционное давление», — прогнозирует Наталия Матющенко.

Кто будет строить инфраструктуру?

Турция не раз заверяла, что для запуска хаба уже есть инфраструктура. Однако для успешного функционирования новой площадки по транспортировке газа нужно гораздо больше объектов, и это не только увеличение мощностей «Турецкого потока». Турции нужны и газопроводы, и заводы по производству СПГ, и газоперерабатывающие комплексы.

«Инфраструктурный вопрос наиболее сложный, особенно в условиях недавнего страшного землетрясения. Если Турция хочет расширять свою газовую промышленность, им необходимо строить новые газопроводы, ГПЗ и увеличивать мощность своего СПГ-комплекса. На что сейчас им может не хватать средств и времени, поскольку самое важное — это восполнить потери от землетрясения», — рассуждает Андрей Баглей.

Турецкие власти надеются, что помощь в создании инфраструктуры окажет российская сторона. Но России предстоит подсчитать рентабельность проекта для себя.

«Турция не может сегодня выделить необходимые объёмы финансирования, поскольку есть более важные проблемы. Уже сейчас турецкая сторона предлагает строить хаб за счёт «Газпрома». Насколько «Газпром» готов так вкладываться — вопрос открытый», — выразил мнение эксперт РУДН.

В сочинской Академии инжиниринга отмечают, что препятствием для реализации проекта может стать не только отсутствие инфраструктуры, но и санкционные риски.

«Учитывая существующие отношения между Европой и РФ, новые санкции могут быть приняты в отношении всех участников строительства турецкого хаба, даже если в нем заинтересованы страны, благожелательно относящиеся к ЕС. Это коснется комплектующих, оборудования, технологий, ремонта, финансового и сервисного обслуживания. Могут возникнуть проблемы с договоренностями со странами, через которые труба нового турецкого потока должна проходить в европейские страны, ведь они имеют полное право отказать в использовании своей территории», – говорит преподаватель академии Павел Жук.

Турецкий газовый хаб может оказаться для России как выгодным вложением средств в инфраструктуру, так и полностью провальным проектом, резюмирует Антон Соколов.

«Если турецкий газовый хаб сможет стать хотя бы субрегиональной торговой площадкой, которой будут безусловно доверять как продавцы, так и покупатели, то в его дальнейших перспективах можно не сомневаться. Но Россия опять попадает в определенную зависимость от транзитного государства – мы все были свидетелями российско-украинских и российско-белорусских энергетических конфликтов из-за условий транзита, но в случае турецкого хаба речь идет о рисках совершенно другого порядка. Можно вложиться в строительство хаба и не иметь впоследствии к нему доступа», – рассуждает г-н Соколов.

Кому выгоден турецкий хаб?

В первую очередь газовый хаб в Турции будет выгоден самой Турции, считает Павел Жук.

«Однозначно выгоден новый хаб будет для Турции, которая получит газ по очень выгодным ценам, пополнит бюджет, активизирует экономическое развитие, повысит уровень жизни населения, усилит региональную политическую и экономическую роль», — разъяснил Павел Жук.

Что касается России, то она получит возможность экспортировать дополнительные объёмы газа, что актуально после сокращения поставок газа в Европу. Переориентировать поставки на восток достаточно сложно: большие объёмы удобнее и дешевле поставлять через трубопроводы, но российская газопроводная система традиционно формировалась в условиях высокого спроса на европейском рынке. Поэтому увеличение загрузки в направлении Турции будет нелишним, но рентабельность ещё предстоит подсчитать.

«Для России это в первую очередь возможность выхода к странам Южной Европы и увеличение поставок газа в Турцию, плюс потенциальная возможность поставок газа в страны Центральной Европы взамен утраченных потоков. Сегодня проектная мощность «Турецкого потока» — 31,5 млрд м3 в год, плюс 16 млрд м3 «Голубого потока» — итого 47,5 м3. Также «Турецкий поток» может быть расширен за счёт новой ветки до 50 млрд м3, но об экономической эффективности данных инвестиций говорить затруднительно: слишком много неопределённостей», — пояснил г-н Баглей.

Этот материал опубликован в журнале
Нефтегазовая промышленность №3 2023.
Смотреть другие статьи номера
Потребление
Рекомендуем
Подпишитесь на дайджест «Нефтегазовая промышленность»
Ежемесячная рассылка для специалистов отрасли
Популярное на сайте
Новости
Новости и горячие темы в нашем телеграм-канале. Присоединяйтесь!