6 февраля 2024

Оборудование для добычи и бурения: когда отрасль получит отечественную технику?

Импортозамещение оборудования и технологий — ключевая задача, которая стоит сегодня перед отраслью. Для её решения Правительство РФ определило семь направлений. Для каждого из них подобран свой партнёр — крупная компания, которая взяла на себя обязательства обеспечить гарантированный спрос на инновационную и импортозамещающую продукцию отечественных производителей.

Важно, что речь идёт о разработке решений не только для ВИНК, подразумевается, что плодами этой работы смогут воспользоваться все предприятия отрасли. Так, в сентябре 2023 года на площадке Промышленно-энергетического форума TNF было подписано соглашение между правительством и «Газпром нефтью» о совместной работе по направлению «Оборудование для добычи и бурения на суше».

И буквально спустя полтора месяца все заинтересованные стороны собрались на одноимённое заседание экспертной группы в Тюмени, чтобы обсудить, как продвигается работа в рамках дорожной карты.

Не упустить окно возможностей

Уход с рынка западных компаний, казалось бы, открыл возможности для развития собственных технологий. Однако эффект для отечественного машиностроения оказался меньше, чем можно было ожидать.

«Где-то компании вынуждены были отойти на шаг назад, используя доступные технологии. Многие заказчики переориентировались на решения из дружественных стран, преимущественно из КНР. Это опасный прецедент, в последнее время стало ясно, что и с китайской стороны производители начинают блокировать доступ к технологиям. Поэтому это окно возможностей надо постараться максимально быстро и эффективно использовать.

Надо понимать, что заказчики действительно серьёзно рискуют, переориентируясь на отечественные решения. Западные технологии обкатаны, во всём мире есть достаточно успешный референс. Эти риски можно минимизировать, только создавая механизмы их разделения. Заказчик должен принимать более активное участие в этом процессе. Уже не будет так: выдали техническое задание — и на рынке появился конкурентоспособный продукт», — считает генеральный директор АНО «Инновационный инжиниринговый центр» Николай Колпаков.

Как раз для этого и было заключено соглашение между Правительством РФ и «Газпром нефтью». Итак, что уже сделано? По словам советника дирекции по закупкам и капитальному строительству ПАО «Газпром нефть» Евгения Давыденкова, всего по направлению «Бурение и добыча на суше» было определено 33 критические позиции. По 19 из них подписаны соглашения, ещё по 14 идёт подготовка. Модель работы здесь условно можно разделить на пять этапов.

На первом определяют дефициты и подписывают дорожные карты. Затем идёт формирование отраслевых техзаданий и консолидация потребностей. Третий этап — создание пилотных партий
и опытных образцов.

«Важно, чтобы оборудование было испытано на таких площадках и по таким правилам, которые устроили бы потом всех игроков отрасли и не потребовали бы согласований внутри каждой компании. Видим такую возможность через ИНТИ (Институт нефтегазовых технологических инициатив) и единого оператора испытаний.

Это четвёртый этап. Наконец, завершающая стадия: серийное производство и заключение договоров. Причём оно должно быть конкурентным и постоянно развивающимся. Качество должно постоянно улучшаться, а игроков становиться больше», — отметил Евгений Давыденков.

Проекты в рамках дорожной карты можно разделить на два блока. В первом случае речь идёт технологиях с низким уровнем готовности и горизонтом реализации от 3 до 7 лет.

«Например, это автоматическая коробка передач Allison, которая является болевой точкой для отечественного флота ГРП. Мы ещё в прошлом году говорили, что этот проект готовы поддержать, теперь он появился в дорожной карте. И сейчас через ИНТИ мы запустили создание отраслевого задания под эту установку», — рассказывает Евгений Давыденков.

Также речь идёт о компонентах флота ГРП, химии ГРП и буровых растворах, разработке колтюбинговой установки тяжёлого класса и колёсного скважинного трактора.

Во второй блок входят 9 проектов с высоким уровнем готовности. Речь идёт о технологиях, находящихся на этапе опытно-промышленных испытаний либо подтвердивших свою работоспособность, таких как:

  • флот ГРП;
  • роторно-управляемые системы;
  • системы телеметрии и каротажа;
  • резцы для PDC-долот;
  • оборудование для многоканального
    заканчивания скважин;
  • модульный испытательный полигон;
  • газопоршневые электростанции;
  • высокотехнологичный комплекс
    для геофизических исследований
    скважин;
  • рычажный скважинный трактор.

Гарантированный спрос — залог уверенности производителей в будущем

Пожалуй, производителей в этой ситуации больше всего волнует вопрос востребованности их продукции. Не получится ли так, что они потратят время и деньги, но их технику так и не купят? Рискуют, закупая новое дорогостоящее оборудование, и сервисные компании. Выходом из ситуации кажется гарантированный заказ. Евгений Давыденков рассказал, как это выглядит на примере «Газпром нефти» и флота ГРП.

«Если определённого объёма операций не хватит, чтобы испытать оборудование и получить устойчивое понятное решение по его доработке и переходу к серийному производству, мы снимаем с наших партнёров ответственность за результат, чего, естественно, не делаем в стандартной услуге.

После испытаний следует договор на использование с технологическим партнёром (сервисной компанией), который содержит гарантию, что мы обеспечиваем загрузку трёх флотов ГРП на наших объектах в течение 5 лет. Это залог того, что у сервисной компании получится отбить большие расходы на покупку оборудования. Плюс внутри контракта есть определённый период ОПИ, в течение которого он не несёт ответственности за его работоспособность, дорабатывая его вместе с производителем», — перечисляет г-н Давыденков.

Таким образом в «Газпром нефти» рассчитывают уйти от традиционной модели «производитель — заказчик». Как минимум между ними вклинивается технологический партнёр в виде сервисной компании, который также участвует в создании и доработке технологии. Как максимум нужно говорить о создании единой экосистемы.

«Ключевое при импортозамещении — это скорость. Наша задача — быть готовыми к изменениям, которые уже произошли или могут в любой момент произойти. Скорость достигается только за счёт одинаково распределённой мотивации. Невозможно замотивировать всех в отношении конечной цели в отношениях «заказчик — подрядчик», когда делают только то, что предусмотрено контрактом. Как твоя работа выльется в следующий этап, что будет с ним дальше?

Как оборудование будут тестировать? Кто несёт ответственность? Мотивация будет только тогда, когда конечный приз един для всех участников», — объяснил преимущества экосистемы глава дирекции по технологическому развитию ПАО «Газпром нефть» Алексей Вашкевич.

Давайте жить дружно

Вернёмся к алгоритму дорожной карты. Сложности начинаются уже на первых двух этапах, конкретнее — на стадии формировании единого отраслевого заказа. О нежелании нефтегазовых компаний кооперироваться сказано уже достаточно. Конечно, ситуация начинает меняться
к лучшему, однако относительно темпов изменений оценки разнятся.

«За последние полтора года мы увидели большой прогресс во взаимоотношениях между заказчиками и подрядчиками. Считаю, что кратно выросла открытость отрасли, теперь уже никто не сомневается, что она должна быть построена на принципе партнёрства. Консолидировав усилия, разработав единые стандарты, мы сможем говорить не только об импортозамещении, но и об опережающем развитии», — отметил губернатор Тюменской области Александр Моор.

Впрочем, не все выступления были столь оптимистичными.

«Говоря откровенно, все наши предыдущие попытки за почти 2 года не то чтобы привели к тому, что отрасль начала системно работать именно как слаженный механизм. Эта дорожная карта — последняя попытка, которую даёт нам государство, где мы, как отрасль, самостоятельно определяем принципы и форматы взаимодействия.

Если мы ею не воспользуемся, то решать будем уже не мы, чего не хотелось бы. Поэтому нужно продемонстрировать государству, что мы всё-таки способны договариваться», — считает Алексей Вашкевич.

Конкретный пример: испытания нового оборудования. Сейчас их нужно проходить каждый раз заново в очередной компании. ВИНК не признают результаты испытаний друг друга. Впрочем, подвижки есть и здесь.

«Все поняли, что производитель затраты на испытания вкладывает в конечную стоимость. В результате нефтегазовая компания переплачивает и не получает продукт вовремя. Мы должны разработать унифицированный стандарт, который будет соответствовать типу оборудования. Думаю, что ИНТИ выполнит эту задачу.

Дорожная карта — это как раз пример того, как «Газпром нефть» взяла две технологии, и теперь другие компании просто должны согласиться, что это соответствует их требованиям. ИНТИ оформляет это как стандарт, и испытания потом признают все. Не теряем время, деньги, не создаём излишнюю инфраструктуру», — рассуждает заместитель губернатора Тюменской области Андрей Пантелеев.

Снизить затраты на инфраструктуру призвана и инициатива по созданию единого оператора испытаний. Однако эта идея имеет смысл, только если его результаты признают все участники отрасли. Впрочем, Андрей Пантелеев считает, что можно начать с малого: даже если две компании договорятся о взаимопризнании испытаний, то другие могут присоединиться к ним потом.

«Так появляются истории успехи, в которые мы начинаем верить и получать реальные результаты», — считает Андрей Пантелеев.

На словах объединиться готовы не только ВИНК, но и сервисные компании.

«Часто в техническом задании прописывают вещи, которые увеличивают стоимость скважины, поднятия барреля на поверхность. Это нерентабельно. Выходом из ситуации может стать создание неких консорциумов тех операторов, которые работают на соседних похожих месторождениях и улучшают технологии, основываясь на совместном опыте», — предложил президент АО «Технологии ОФС» (ранее Baker Hughes, — прим. ред.) Давид Гаджимирзаев.

Ещё одно преимущество кооперации: теперь уже не обязательно быть экспертом по всем направлениям. Какие-то вещи целесообразнее передать партнёрам.

«Даже во взаимоотношениях с вузами мы прошли эволюцию от «Можем всё, возьмите нас» до «Вот здесь мы хороши, в остальном обратитесь к коллегам, потому что здесь они лучше нас». Так и должно быть: в чём-то одном ты должен быть хорош фундаментально, всё остальное ты компенсируешь экосистемой партнёров», — считает Алексей Вашкевич.

Финансирование: помогут государство и ВИНК?

Начиная с третьего этапа — создания пилотных партий и опытных образцов — большую роль играет финансирование. Как выяснилось в ходе совещания, помимо собственных ресурсов, производители оборудования могут рассчитывать и на меры государственной поддержки.

«Если у исполнителя недостаточно средств, то мы понимаем, откуда мы можем их взять. Преимущественно это два механизма. На стадии НИОКР можно компенсировать до 70% затрат. На стадии масштабирования производства воспользоваться льготным кредитованием из Фонда развития промышленности. Некоторые проекты, которые указаны в данной дорожной карте, будут поддержаны, если мы не найдём никаких ограничений. Например, речь идёт о выпуске газопоршневых электростанций», — перечисляет директор департамента машиностроения для ТЭК Минпромторга России Михаил Кузнецов.

Евгений Давыденков в качестве ещё одного механизма называет гранты на развитие производства. Многое могут сделать и сами ВИНК. Впрочем, здесь нужно разделять подходы для технологий разного уровня зрелости.

«Есть компании с практически готовыми решениями. И поддержка им нужна другая. Это уже не компенсация НИОКР, нужно использовать механизмы рыночной конкурентной среды. И мы, как заказчики, заинтересованы, чтобы это был открытый конкурентный рынок. А если технология на ранних стадиях, то здесь есть смысл делать ставку на какого-то конкретного партнёра и вместе с ним этот этап как можно быстрее проходить», — рассуждает Алексей Вашкевич.

Двери открыты для всех

Также участники дискуссии активно обсуждали вопрос открытости новой программы. Всех волновало, как бы инициатива не превратилась в «закрытый клуб для избранных».

«Мы готовы войти в эту дорожную карту. В целом считаю, что нужно включать
в неё как можно больше компаний, нужна здоровая конкуренция. Это стимулирует инновации. Не надо закрываться, выбирая определённых поставщиков и сервисные компании и давая им привилегии», — призвал Давид Гаджимирзаев.

«При одном исполнителе цена неизбежно растёт. Для здоровой конкуренции нужно две, а лучше три компании, которые готовы на тех же условиях с гарантиями», — поддержал его Андрей Пантелеев.

Впрочем, представители правительства поспешили заверить, что ощущение закрытости возникло только из-за недостатка информированности.

«Открытость подразумевалась изначально, но сейчас она стала ещё актуальнее. Да, напротив технологий есть наименования компаний, но они были даны ориентировочно. Однако из-за того, что этого никто не объясняет, у других производителей возникает ощущение, что по каждой технологии уже сделан выбор. Сейчас действует информационный сервис, любая компания сможет подать заявку в координационный центр и получить к нему доступ.

Здесь в режиме онлайн можно отслеживать, как будет меняться статус той или иной технологии. Помимо этого, альтернативные производители будут иметь возможность подать информацию о себе, что они реализуют в настоящий момент аналогичный проект и на каком этапе находятся. Не все позиции были разобраны, и мы ведём переговоры с другими нефтегазовыми компаниями, помимо «Газпром нефти», надеясь, что они станут якорными заказчиками», — пояснил Михаил Кузнецов.

«Прекрасно, что есть предложения по дополнению к дорожной карте и эта работа начала вовлекать остальных. Изначально было заложено, что это гибкая сущность, и по мере её развития какие-то проекты будут уходить по мере их завершения, а какие-то добавляться», — добавил Алексей Вашкевич.

Итак, двери для новых игроков открыты, а, судя по заявлениям, все участники дорожной карты полны решимости достичь поставленных целей. И всё же стоит немного понизить градус оптимизма. Пока не все крупные заказчики готовы кооперироваться, а разработка новых технологий может занять куда больше времени, чем планируется. Хватит ли разработчикам терпения и решимости дойти до конца? От ответа на этот вопрос в конечном счёте зависит конечной успех дорожной карты.


В своём выступлении на Промышленно-энергетическом форуме TNF 2023 вице-премьер Александр Новак перечислил семь ключевых для достижения технологического суверенитета направлений:

  • геологоразведка;
  • бурение и добыча на суше;
  • бурение и добыча на шельфе;
  • транспортировка углеводородов;
  • нефтегазохимия;
  • производство СПГ;
  • переработка нефти и газа.

Текст: Андрей Халбашкеев

Этот материал опубликован в журнале
Нефтегазовая промышленность №1 2024.
Смотреть другие статьи номера
Добыча
Рекомендуем
Подпишитесь на дайджест «Нефтегазовая промышленность»
Ежемесячная рассылка для специалистов отрасли
Популярное на сайте
Новости
Новости и горячие темы в нашем телеграм-канале. Присоединяйтесь!