• Заказывайте детали трубопровода и фланцевые соединения из наличия и под заказ у компании ОНИКС. В наличии 2200 позиций на трех складах компании в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге.

    Продукция сертифицирована и соответствует нормативным стандартам. Ознакомиться с полным списком поставляемой продукции можете на нашем сайте.

    Реклама. ООО «ОНИКС», ИНН 7801405107
    Erid: F7NfYUJCUneLt1ZK14hR
    Узнать больше
  • Карбонатные коллекторы стремятся получить статус ТРИЗ
    4 сентября 2023
    Фото: gazprom-neft .ru

    Карбонатные коллекторы стремятся получить статус ТРИЗ

    Трудноизвлекаемые запасы (ТРИЗ) — одна из самых «горячих» тем для отечественной нефтегазовой отрасли. Тем не менее пока здесь остаётся немало вопросов, начиная с того, какие месторождения относить к категории ТРИЗ. Сегодня достаточно месторождений, которые претендуют на статус «трудных». Свои особенности есть и у карбонатных коллекторов, которые сейчас в классификацию ТРИЗ не входят.

    О том, почему это неправильно, говорили участники сессии «Современные технологические решения для нефтегазовой отрасли и исследований скважин. Развитие мультидисциплинарных команд» в рамках деловой программы выставки «Нефтегаз 2023».

    А что считать ТРИЗ?

    На данный момент в России нет отдельного закона о трудноизвлекаемых запасах, но есть несколько документов, регламентирующих понятие ТРИЗ, отметил руководитель Центра проектно-технической документации и подсчёта запасов «Газпромнефть НТЦ» Владимир Лушпеев. В первую очередь это налоговый кодекс. В нём прописано, что для добычи на пластах проницаемостью меньше 2 миллидарси предоставляют льготы из государственного бюджета. Главная цель здесь — стимулирование существующих технологий.

    «Кроме этого, есть постановление 1499, в котором к ТРИЗ относятся Бажен, Абалак, Ходум и Даманик. С недавних пор туда вошли ачимовские отложения. В этот же перечень планируют включить доюрский комплекс. Не знаю, как скоро это произойдёт, но мы только за, потому что с палеозоем работать очень сложно. Это постановление было создано для того, чтобы стимулировать недропользователей разрабатывать новые рентабельные технологии добычи нефти из трудноизвлекаемых объектов», — объясняет Владимир Лушпеев.

    До 2021 года у добывающих компаний была льгота на выработанные объекты. Но и сейчас при достижении выработанности в 80% месторождения можно переводить в новый налоговый режим, что создаёт возможности для их эффективной доразработки.

    Следующий пункт — высоковязкие и сверхвязкие нефти. В законодательстве нет такой категории, но зато есть точечные льготы для отдельных месторождений, например в Арктике или Республике Коми.

    «Опять же, в постановлении 1499 прописана возможность создания технологических полигонов для месторождений с вязкой нефтью. Ну и удалённые от инфраструктуры месторождения тоже подпадают под возможность перехода на НДД. При расчёте НДПИ также есть определённый коэффициент, учитывающий удалённость залежи. Кроме этого, есть ряд индивидуальных льгот, например для Самотлора», — говорит представитель «Газпромнефть НТЦ».

    Казалось бы, документов достаточно. Но при ближайшем рассмотрении становится ясно, что не все категории трудноизвлекаемых запасов учтены. В некоторых случаях недропользователям приходится прилагать серьёзные усилия, чтобы получить льготу.

    «Много случаев, когда скважины ошибочно включены в этот перечень, или наоборот. Иногда выгодно пробурить скважину, отобрать керн, для того чтобы обосновать ТРИЗ, например, добиться равномерности охвата залежи по площади», — комментирует практику Владимир Лушпеев.

    Ещё один пример: часто бывает, что при большом фонде скважины, пробурённые на несколько пластов, работают одновременно на ТРИЗ и не на ТРИЗ. Соответственно, компания выпадает из числа получателей льгот из бюджета. Чтобы сохранить преференции, недропользователям приходится прекращать добычу на «нетризовом» объекте.

    Карбонатные коллекторы радуют высоким дебитом недолго

    В рамках сессии эксперты отрасли обсудили ещё одну категорию месторождений, которую пока не включают в категорию ТРИЗ. Речь идёт о карбонатных коллекторах.

    «Наша практика работы не только на палеозое, но и с другими карбонатными коллекторами, открыла интересную проблематику. Дело в том, что они выпадают из существующей классификации ТРИЗ, так как удовлетворяют критерию средневзвешенной проницаемости, но при этом характеризуются развитой вторичной пустотностью и проявлениями естественной трещиноватости.

    Такие коллекторы, как правило, имеют повышенные значения проницаемости, но это наблюдается далеко не на всех скважинах, и вообще мы видим неоднородность основных показателей эксплуатации, таких как дебит и коэффициенты продуктивности. Это объясняется существенной изменчивостью фильтрационных свойств, то есть они не везде повышены.

    Яркий пример — те же самые карбонатные платформы, у которых трещиноватость именно в склоновой части. Именно там мы отмечаем повышенные запускные дебиты, высокие коэффициенты продуктивности, а в остальных частях месторождения такого подарка не наблюдается.

    При этом отмечаются высокие темпы падения дебитов. Мы связываем это с объёмом запасов во вторичной среде, которые, оказывается, не так уже велики, как у многих других месторождений», — отметила начальник отдела ГДИС ООО «Уфимский научно-технический центр» Эльмира Салимгареева.

    На быстрое падение дебитов при добыче в карбонатных коллекторах сетуют
    и в «Газпром нефти», снижаться они начинают уже буквально через несколько недель.

    «Конкретный пример: на Колпинском месторождении мы пробурили скважину, открыли новый объект, получили входные дебиты порядка 200 тонн. Логично было предположить, что проблем с эксплуатацией не будет. Если трещины работают, значит добывать можно много и долго. На самом деле всё было не так, буквально через несколько недель скважина вышла «на полку», дебит составил 8-10 тонн в сутки», — рассказывает Владимир Лушпеев.

    В этой ситуации специалистам «Газпром нефти» пришлось провести дополнительные гидродинамические исследования, которые подтвердили, что при длительной работе скважины показатели проницаемости соответствуют критериям «тризовости» объекта.

    Кроме этого, существующие в отрасли методики и технологии рассчитаны для терригенных коллекторов и работают намного хуже, когда речь идёт о карбонатах. Проблемы создаёт сложная геологическая структура: нефть и флюиды «прячутся» в множественных порах, трещинах
    и пустотах.

    Отсюда ещё один момент, затрудняющий разработку карбонатных коллекторов, — большое количество «сухих» скважин.

    «Иногда для того, чтобы пробурить одну продуктивную скважину, нужно пробурить 3-4 в сухую зону. Естественно, разработку таких коллекторов нельзя назвать простой. Эти объекты требуют дополнительного льготирования, и их смело можно относить к ТРИЗ», — заключил Владимир Лушпеев.

    Карбонатные коллекторы стремятся получить статус ТРИЗ
    Фото: freepic.com

    В поисках лучшей методики

    Однако претензии на статус трудноизвлекаемых запасов ещё нужно обосновать. А значит, нужна соответствующая методика, над которой уже работают специалисты.

    «Мы считаем, что методика обоснования ТРИЗ для таких месторождений должна строиться не на основе ограниченного значения проницаемости, а исходя из доли запасов, приходящихся на вторичную среду. Вопрос в том, каким методом определять этот показатель, тем более что существует несколько способов его определения», — поясняет Эльмира Салимгареева.

    Первый из них — это лабораторные исследования керна, например компьютерная томография, которая позволяет изучить вторичную пустотность, определить долю запасов, которые в ней расположены. Впрочем, у этого метода есть свои ограничения, главное из которых — непредставительность малого образца керна.

    Также решить эту задачу можно с помощью геофизических методов, но, как отметила представительница Уфимского НТЦ, они работают не везде, очень большое значение здесь имеет качество ствола скважины. По результатам опытов этот показатель удалось определить только в трёх скважинах из восьми.

    Эльмира Салимгареева в качестве основного метода предлагает гидродинамические исследования скважины, хотя и признаёт, что у него тоже есть свои проблемы. Основная из них — вариативность получаемого решения. Ситуацию усугубляет сложная структура строения пустотного пространства. Впрочем, специалисты Уфимского НТЦ убеждены, что она решаема. Той же точки зрения придерживаются в «Газпром нефти».

    «На наш взгляд, основная технология, которая должна использоваться при проведении таких исследований, — это исследование закрытия скважина на забое, чтобы исключить влияние ствола скважины при проведении исследований», — считает Владимир Лушпеев.

    Кроме этого, нужно учитывать, что основные проблемы возникают на поздних стадиях эксплуатации. Здесь оценка доли запасов, приходящихся на вторичную среду при уже сниженных пластовых давлениях, затруднена. Поэтому Эльмира Салимгареева предлагает делить методику в зависимости от стадийности разработки. На первом этапе проводить оценку запасов, приходящуюся на вторичную среду, а на поздней стадии ориентироваться на темпы падения скважин.

    Предприятие
    Фото: freepik.com

    Новые технологии для карбонатных коллекторов

    Конечно, нельзя говорить, что в отрасли ничего не делают для освоения карбонатных коллекторов. И сами добывающие компании, и представители науки предлагают новые подходы и технологии для повышения нефтеотдачи на таких месторождениях.

    Например, на месторождении Пронькинское решили использовать многозабойные скважины с длинными горизонтальными ответвлениями, сообщает пресс-служба ПАО «Роснефть». Замысел заключался в том, чтобы увеличить площадь контакта ствола скважины с пластами. Как отмечено в релизе, опыт оказался удачным: при запуске нефтеотдача составила 86 тонн в сутки. Однако, как мы помним, высокий стартовый дебит не является гарантией, что скважина будет работать столь же продуктивно долгое время.

    Сразу несколько разработок для карбонатных коллекторов предложили учёные Пермского национального исследовательского политехнического университета (ПНИПУ). Так, в апреле этого года вуз запатентовал технологию гидроразрыва пласта в карбонатных коллекторах. Её суть в том, чтобы проводить ГРП в три этапа, используя при этом разную скорость закачки жидкости, пишут в пресс-релизе специалисты пресс-службы Пермского политеха.

    Эта технология позволяет по максимуму использовать естественные трещины в коллекторе. На первом этапе жидкость закачивают на малой скорости, чтобы вовлечь естественные трещины в породе. На втором этапе давление повышают, и в коллекторе образуются основные трещины.

    Третий этап помогает соединить все разрывы в породе в единую сеть. Технологию уже опробовали на месторождениях компании «Лукойл-Пермь». Важно, что этот метод позволит не только повысить нефтеотдачу на первых этапах, но и сохранить результат на протяжении долгого времени, заявляют разработчики.

    Кроме этого специалисты ПНИПУ предложили использовать модульный гидродинамический испытатель на каротажном кабеле для получения данных о фильтрационных свойствах пластов.
    Наконец, компания «АктюбинскРемСервис» (г. Альметьевск, Татарстан) подвела итоги испытаний различных технологий обработки карбонатных коллекторов кислотами, которые она проводила с 2019 года, пишет газета «Её величество скважина».

    В итоге специалисты пришли к выводу, что для карбонатных коллекторов Татарстана и Самарской области лучше проводить кислоструйную резку по всему открытому стволу скважины, а в наиболее нефтенасыщенных участках использовать кислоструйную перфорацию. Кроме этого, «Газпром нефть» ещё в 2017 году утвердила технологическую программу «Разработка карбонатных и трещиноватых коллекторов».

    Однако, как показал ход обсуждения на «Нефтегазе 2023», прорыва за эти годы добиться так и не удалось. Статус ТРИЗ мог бы стать катализатором перемен к лучшему. Но, даже если недропользователям и учёным удастся с научной точки зрения обосновать, что карбонатные коллекторы относятся к трудноизвлекаемыми запасам, это не будет означать, что с этой логикой согласятся высокопоставленные чиновники в правительстве.

    Сейчас, когда налоговая нагрузка на нефтегазовую отрасль растёт, добиться новых льгот будет сложно. А без них трудно рассчитывать на технологический прорыв. Удастся ли вырваться их этого замкнутого круга, покажет только время.


    Текст: Андрей Халбашкеев

    Этот материал опубликован в журнале
    Нефтегазовая промышленность №3 2023.
    Смотреть другие статьи номера
    Добыча
    Рекомендуем
    Подпишитесь на дайджест «Нефтегазовая промышленность»
    Ежемесячная рассылка для специалистов отрасли
    Популярное на сайте
    Новости
    Новости и горячие темы в нашем телеграм-канале. Присоединяйтесь!