freepik.com
12 февраля 2024
Фото: freepik.com

ТРИЗ: как стимулировать разработку трудноизвлекаемых запасов? 

Одним из ключевых вызовов для российской нефтегазовой отрасли является увеличение доли трудноизвлекаемых запасов (ТРИЗ) в общей структуре запасов. По оценкам руководителя Государственной комиссии по запасам (ГКЗ) Игоря Шпурова, уже сейчас они составляют 30% от всей добычи в РФ. О том, как в этих условиях не допустить снижения показателей в нефтегазовой отрасли, говорили на круглом столе «О мерах государственной поддержки и стимулирования добычи трудноизвлекаемых запасов нефти и газа» в Совете Федерации. 

Трудноизвлекаемые запасы нефти и новые технологии  

«Основной проблемой разработки ТРИЗ является отсутствие эффективной технологии. Мы должны создать благоприятные условия для компаний, занимающихся добычей таких запасов, чтобы они могли инвестировать в технологии и инновации», — задал тон дискуссии модератор круглого стола, заместитель председателя Комитета СФ по экономической политике Юрий Фёдоров. 

Это тем более важно, если учесть, что доля ТРИЗ, и без того высокая, продолжает расти. 

«За последние 10 лет запасы трудноизвлекаемой нефти в нашей стране выросли более чем на 4 млрд т. Добыча ТРИЗ также растёт из года в год. Если относить к категории трудноизвлекаемых ачимовскую, вязкую и сверхвязкую нефть, шельф, добычу в Арктике и на удалённых лицензионных участках, это уже больше 160 млн т нефти в год», — привёл цифры заместитель руководителя департамента нефтегазового комплекса Минэнерго Роман Кабаков. 

Всё это означает, что стимулирование ТРИЗ — это вопрос не только прибыли нефтегазовых компаний, но и устойчивости всей российской экономики. Так, Игорь Шпуров отметил, что благодаря новым технологиям можно нарастить добычу на 18,4 млрд т нефти.

Свои подсчёты есть и у самих нефтегазовых компаний. Так, в «Газпром нефти» полагают, что использование химических методов увеличения нефтеотдачи (ХМУН) на месторождениях компании в ХМАО и ЯНАО может дополнительно дать 300 млн т. В «Татнефти» подсчитали, что применение ПАВ-полимерного заводнения в Республике Татарстан обеспечит прибавку в 200 млн т. 

Тем не менее, хотя парламентарии настроены решительно, разработать и утвердить новые меры поддержки не так просто. Например, до сих пор непонятно, какие именно залежи стóит относить к трудноизвлекаемым. 

Что такое ТРИЗ: ищем правильное определение 

Здесь можно выделить несколько критериев. 

Прежде всего это месторождения со сложными характеристиками пластов, физико-химическими свойствами флюидов, разработка которых требует больших затрат и усилий. 

Кроме того, к ТРИЗ часто относят высоковыработанные залежи в старых регионах добычи или, наоборот, новые месторождения, удалённые от объектов инфраструктуры. Стóит выделить и запасы на арктическом шельфе, но по большому счёту в России пока нет эффективных технологий для их разработки. 

Добычу нефти на шельфе тоже относят к трудноизвлекаемым запасам

Беда в том, что эти критерии не являются константой. Прогресс не стоит на месте, и по мере новых открытий те или иные объекты перестают быть «трудными». Ещё один важный фактор — цена на нефть на мировых рынках. Если баррель Urals будет торговаться за $120–130, это сдвинет многие проекты в зону рентабельности и без вмешательства со стороны государства. 

«Пласты „Рябчик“ в СССР фактически считались ТРИЗ, и к ним никто не подступался. Сейчас это обычный эксплуатационный объект, который не вызывает никаких сложностей с точки зрения технологии. То же самое с точки зрения экономики: очевидно, что в разных макроэкономических условиях те или иные участки могут быть как рентабельными, так и нерентабельными. Поэтому мы очень ждём, что Минэнерго найдёт какой-то консенсус с Минприроды и нефтяными компаниями и появится определение ТРИЗ», — прокомментировал ситуацию директор департамента анализа эффективности преференциальных налоговых режимов Минфина Денис Борисов. 

Определение ТРИЗ — поле для ожесточённой борьбы. ВИНК стремятся максимально расширить перечень таких объектов, мотивируя тем, что выпадающие налоги будут с лихвой компенсированы в будущем, в то время как Минфин, не желая сокращения доходов бюджета здесь и сейчас, преследует противоположные цели. 

Стимулируем разработку ТРИЗ: налоговые льготы и опытно-промышленные полигоны 

Нужно отметить, что сейчас в России уже работают меры по стимулированию разработки ТРИЗ. Роман Кабаков разделяет их на налоговые и неналоговые. К последним относятся прежде всего опытно-промышленные полигоны. 

«Они имеют ряд преимуществ: добывать можно без постановки запасов на госбаланс, отсутствуют жёсткие требования по соблюдению уровней добычи и показатели разработки месторождений, упрощены требования к проектным документам, а главное — не взимаются регулярные платежи. На сегодняшний день выдано уже 12 лицензий. Планируемый объём работ по разработке технологии геологического изучения, разведки и добычи по ним — порядка 30 млрд рублей, и это довольно существенная цифра», — комментирует г-н Кабаков. 

Совместно с «Газпром нефтью» продолжается и реализация федерального проекта «Технологии освоения трудноизвлекаемых углеводородов». Как подчеркнул представитель Минэнерго, в этом случае бюджетные средства не используются. 

«За время проекта с 2021 года построены 23 скважины, проведено более 1 000 стадий ГРП, инвестиции превысили 15 млрд рублей. Это говорит о том, что проект реально работает», — отмечает Роман Кабаков. 

Для стимулирвоания разработки ТРИЗ необходимо расширять периметр НДД
Фото: ru.freepik.com

Если говорить о налоговых мерах, это в первую очередь возможность перевода на налог на добавленный доход (НДД). Здесь представитель Минэнерго перешёл от перечисления действующих мер к предложениям. По его словам, в ведомстве видят необходимость расширения периметра НДД для нефтегазовых компаний. 

Эту инициативу, по словам Юрия Фёдорова, поддерживают все добывающие предприятия, однако в текущих условиях рассчитывать на положительное решение в ближайшем будущем не приходится. 

«Как известно, в периметре НДД в России сейчас добывается половина всей нефти, что достаточно много. Мы готовы рассматривать перевод на налог на добавленный доход, но в связи с ростом расхода бюджета не ранее 2027 года. Впрочем, решение об этом можно принять раньше, чтобы компании имели возможность заранее учитывать в своих бизнес-планах возможность применения НДД с 2027 года», — прокомментировал ситуацию Денис Борисов. 

Свою точку зрения по поводу мер стимулирования разработки ТРИЗ изложил и Игорь Шпуров. Глава ГКЗ предложил собственную классификацию ТРИЗ: традиционные (описываемые классическими законами нефтепромысловой геологии), нетрадиционные (требующие создания искусственного коллектора и/или внутрипластового синтеза вторичных углеводородов) и те, для которых нужны новые технологии поиска и разведки. К последним относятся, например, палеозойские отложения Западной Сибири.  

Всем трём типам ТРИЗ необходимы разные подходы с точки зрения господдержки.  

«Освоение запасов традиционных ТРИЗ осуществляется в рамках существующих практик их стимулирования. Налоговое стимулирование разработки ТРИЗ позволило увеличить долю инновационных технологий в добыче нефти с 35% в 2009 году до 65% в 2019 году. Сегодня ГРП, горизонтальные и многозабойные скважины уже стандартные технологии. Нетрадиционные ТРИЗ — это ситуация, когда у науки нет понимания, как правильно построить геологическую модель и тем более разработать подобное месторождение, поэтому здесь оправдана тактика создания технологий в рамках полигонов. Важно не то, сколько компания добудет, а то, сколько она инвестирует в технологии. Компании относятся к этому очень позитивно. Мы имеем пообъектный план создания технологий в „Газпром нефти“ и „Роснефти“. Итог работы — карта разработки технологий», — комментирует Игорь Шпуров. 

Специалисты ГКЗ разработали ряд предложений относительно налогового регулирования ТРИЗ. В частности, речь идёт об изменениях в правила проектирования — о предоставлении льгот на основании проектного принципа. Создание полигонов должно сопровождаться предоставлением соответствующих льгот или по НДПИ, или по НДД запасам, которые будут добываться с этих полигонов, полагают в ГКЗ. Кроме того, стóит обратить внимание не только на нефтяные, но и на газовые месторождения, считает Игорь Шпуров. Так, в 2024 году ГКЗ (возможно, совместно с «Газпромом») будет отстаивать идею создания нового полигона для Берёзовской свиты. 

Химические методы увеличения нефтеотдачи в России нуждаются в господдержке 

Участники круглого стола уделили много внимания ХМУН. Они относятся к методам с доказанной эффективностью и оптимально подходят для высоковыработанных и высокообводнённых месторождений. Речь идёт, в частности, о ПАВ-полимерном заводнении. Однако этот метод требует больших капиталовложений: нужны высококачественные реагенты и оборудование для подготовки и закачки химической композиции. Работы в этом направлении ведутся, но о полномасштабном внедрении речи пока не идёт.  

Для стимулирвоания нефтедобычи все крупные компании рассматривают химические методы (ХМУН)
Фото: ru.freepik.com

«Все ВИНК в России в части применения ХМУН находятся примерно на одной стадии технологического развития. Большинство недропользователей уже осуществили масштабные НИОКР по подбору специализированной химии, протестировали химические дизайны закачки, провели тестовые полевые испытания, по ряду проектов завершены ОПР. Однако данные проекты массово не стартуют по причине нерентабельности таких технологий в текущей налоговой системе», — рассказывает директор по развитию ХМУН «Газпромнефть – Технологические партнёрства» Ольга Чебышева. 

С тем, что в действующих ценовых и налоговых реалиях промышленное внедрение химических методов является экономически нерентабельным, согласен и заместитель начальника департамента разработки месторождений ПАО «Татнефть» Азат Лутфуллин. Несмотря на это, в «Татнефти» реализовали ряд дорогостоящих НИОКР и ОПР, выполнили двухлетнюю пилотную закачку ПАВ-полимерной композиции, и была зафиксирована позитивная динамика. Однако масштабировать опыт в компании не спешат: нужна государственная поддержка. 

Об этом же говорила и Ольга Чебышева. В «Газпром нефти» разработали собственные принципы стимулирования ХМУН. Так, введение налоговых льгот предполагается не ранее 2027 года, т. е. за пределами текущего бюджетного цикла, при этом затраты на этапы НИОКР и ОПР недропользователь несёт самостоятельно, а льготирование вводится уже с этапа полномасштабного заводнения. При реализации этого сценария в «Газпром нефти» обещают полное отсутствие выпадающих доходов бюджета, льготы будут касаться только дополнительно добытой нефти. 

Пункт о проработке мер по стимулированию ХМУН в России было предложено включить в рекомендации круглого стола.

Добыча
Рекомендуем
Подпишитесь на дайджест «Нефтегазовая промышленность»
Ежемесячная рассылка для специалистов отрасли
Популярное на сайте
Новости
Новости и горячие темы в нашем телеграм-канале. Присоединяйтесь!